touching.ru
Рассылка новостей

Спонсор проекта - домашний текстиль Wellness.

Дитя проекта - агенство недвижимости на Самуи Baan Tropic.

Стратагема № 03

Убить чужим ножом 

 

Воспользовавшись чужим ножом, убить человека
С врагом все ясно, а насчет друга нет уверенности.
Используй друга, чтобы убрать врага,
А сам не применяй силы.

 

1. В эпоху «Весны и Осени» служили князю Цзину (ум. 490 до н.э.) из княжества Ци (на севере нынешней провинции Шаньдун) три храбрых воина: Гунсунь Цзе, Тянь Кайцзян и Гу Ецзы. Их отваге никто не мог противиться. Их сила была столь велика, что даже голыми руками хватка их была подобна тигриной.
Однажды Янь Цзы, первый министр княжества Ци, повстречался с этими тремя воинами. Ни один не встал почтительно со своего сиденья. Этот проступок против вежливости разгневал Янь Цзы. Он обратился к князю и сообщил ему об этом случае, который оценил как представляющий опасность для государства. «Эти трое пренебрегают этикетом по отношению к высшим. Можно ли положиться на них, если понадобится подавлять мятеж внутри государства или выступить против внешних врагов? Нет! Потому я предлагаю: чем раньше их устранить, тем лучше!»
Князь Цзин озабоченно вздохнул: «Эти трое — великие воины. Вряд ли удастся их взять в плен или убить. Что же делать?»
Янь Цзы призадумался. Потом он сказал: «У меня есть одна мысль. Пошлите к ним вестника с двумя персиками и со словами: "Пусть возьмет себе персик тот, чьи заслуги выше"».
Князь Цзин так и поступил. Три воина стали мериться своими подвигами. Первым заговорил Гунсунь Цзе: «Однажды я голыми руками победил дикого кабана, а в другой раз — молодого тигра. По моим деяниям мне полагается персик». И он взял себе персик.
Тянь Кайцзян заговорил вторым: «Дважды обращал я в бегство лишь с холодным оружием в руках целое войско. По моим деяниям я также достоин персика». И он также взял себе персик.
Когда Гу Ецзы увидел, что ему персика не досталось, он со злобой сказал: «Когда я однажды в свите нашего господина переправлялся через Хуанхэ, огромная водяная черепаха схватила мою лошадь и исчезла с нею в бурном потоке. Я нырнул под воду и пробежал по дну сто шагов вверх по течению и девять миль вниз по течению. Наконец я нашел черепаху, убил ее и спас мою лошадь. Когда я вынырнул с конским хвостом по левую сторону и черепашьей головой по правую, люди на берегу приняли меня за речное божество. Это деяние еще более достойно персика. Ну что, никто из вас не отдаст мне персик?» С этими словами он вынул свой меч из ножен и поднял его.
Когда Гунсунь Цзе и Тянь Кайцзян увидели, сколь разгневан их товарищ, заговорила в них совесть, и они сказали: «Безусловно, наша храбрость не сравняется с твоей и наши деяния не могут меряться с твоими. Тем, что мы оба сразу схватили себе по персику и не оставили тебе, мы показали лишь свою алчность. Если мы не искупим этого позора смертью, проявим еще и малодушие». Тут они оба отдали свои персики, обнажили мечи и перерезали себе горло.
Когда Гу Ецзы увидел два трупа, ощутил он свою вину и сказал: «Бесчеловечно, что оба моих боевых товарища умерли, а я живу. Недостойно стыдить других словами и прославлять себя самого. Малодушно было бы совершить такое дело и не умереть. К тому же, если бы оба моих товарища поделили между собой один персик, оба получили бы достойную их долю. Я же тогда мог бы взять себе оставшийся персик».
И тут он уронил свои персики на землю и также перерезал себе горло. Вестник сообщил князю: «Все трое уже мертвы». И князь приказал похоронить их по установленному для воинов ритуалу.

2. Князь Хуань (806 — 771 до н.э.) из государства Чжэн стремился к тому, чтобы захватить государство Куай. Прежде всего он приказал вызнать, как зовут всех искусных министров и военачальников государства Куай, и написал бумагу, в которой говорилось следующее: после падения государства Куай все перечисленные министры и военачальники государства Куай получат столь же высокие должности в государстве Чжэн. Кроме того, все земли государства Куай будут поделены между ними. Затем князь Хуань воздвиг за городскими стенами большой алтарь и зарыл под ним бумагу. После этого он приказал заклать кур и свиней и дал Небу торжественную клятву, что не нарушит заключенного с сановниками из Куай договора.
Когда князь государства Куай узнал об этом событии, он заподозрил в измене весь свой главный штаб и государственный совет и всех их, разгневавшись, повелел казнить.
Таким образом князь государства Чжэн не только избавился от элиты государства Куай, но еще и использовал для этого самого властителя Куай. Теперь князь Чжэн без труда мог одолеть государство Куай.

 

3. Высокопоставленный чиновник Си Юань из государства Чу был справедливым и миролюбивым человеком. Но его коллега Фэй Уцзи и военный комендант Янь Цзянши завидовали его успехам и ненавидели его.
Первый министр Цзи Чан любил получать подарки и с готовностью склонял свое ухо к клеветническим наговорам. Фэй Уцзи, который хотел уничтожить  Си Юаня, сказал первому министру, что Си Юань хочет пригласить его на пир. Затем Фэй Уцзи пошел к Си Юаню и сообщил ему, что первый министр хотел бы получить от него приглашение. Си Юань возразил, что по своему низкому чину он недостоин посещения первого министра. Однако если тот будет настаивать на визите, то он, Си Юань, изъявляет всяческую готовность его принять. Каким подарком он мог бы почтить первого министра? Фэй Уцзи отвечал: «Первый министр питает страсть к доспехам и оружию. Покажи мне, что у тебя есть из этого, и я помогу тебе выбрать». Фэй Уцзи остановил свой выбор на пяти доспехах и пяти предметах вооружения и посоветовал Си Юаню: «Поставь их у входа. Когда первый министр увидит их, ты сможешь их ему подарить».
В день пира Си Юань поставил шатер слева от ворот и там расставил подарки. А коварный Фэй Уцзи нашептал первому министру, что Си Юань поставил у входа вооруженных людей, по-видимому замышляя что-то дурное, и дал совет не принимать приглашения. А кроме того, во время короткого похода против государства У Си Юань якобы был подкуплен и, вместо того чтобы, как ему было поручено, захватить государство У, отступил против воли своих военачальников.
Первый министр послал гонца к дому Си Юаня, и тот издали увидел выставленное там оружие и доспехи. Тогда первый министр вызвал к себе Янь Цзянши, чтобы разузнать подробнее о происшедшем. Тот давно уже был предупрежден Фэй Уцзи. После аудиенции у первого министра Янь Цзянши приказал напасть на дом Си Юаня. Когда тот узнал о готовящемся нападении, он покончил с собой.
    
4. Подобным же образом в 208 г. советнику Лю Бэя (161 — 223), тогда двадцатисемилетнему Чжугэ Ляну (181 — 234), за хитрость и изворотливость почитаемому в Китае народным героем классической древности, удалось убедить двадцатишестилетнего Сунь Цюаня, в то время основного противника властвовавшего в Северном Китае Цао Цао (155 — 220), заключить союз со значительно более слабым Лю Бэем против располагавшего могучим войском Цао Цао.
Победа над Цао Цао в битве у Красных стен была в первую очередь заслугой Сунь Цюаня, которого Чжугэ Лян применил в качестве «чужого ножа» против Цао Цао. Но, благодаря руководству Чжугэ Ляна, Лю Бэй извлек из этой военной победы значительно больший политический выигрыш, чем Сунь Цюань.

 

5. После победы над государством Хань в 260 г. до н.э. государство Цинь (которое впоследствии, в 221 г. до н.э., объединило весь Китай) решило напасть на государство Чжао. Царь Чжао поручил оборону старому военачальнику Лянь По. Лянь По, искусный воин, занял оборону в Чанпине. Войска Цинь неоднократно штурмовали столицу, но Лянь По удавалось удержать ее. Он не решался на открытое сражение с более сильной циньской армией.
В государстве Чжао жил некий Чжао Ко, сын одного покойного военачальника. Теоретически он хорошо знал военное дело, но не имел практического опыта. При этом он достиг определенного положения в армии Чжао. Ему не нравилась оборонительная тактика Лянь По, и он перед царем Чжао обвинил его в малодушии. Тогда царь Чжао приказал военачальнику Лянь По наконец выступить против циньской армии. Но тот продолжал колебаться.
Циньские шпионы узнали о разногласиях между царем Чжао, Чжао Ко и Лянь По. Агенты Цинь подкупили жителей столицы и распустили с их помощью слух, что Цинь боится, что Чжао Ко будет назначен военачальником. С Лянь По якобы будет легко иметь дело, так как он собирается сдать город.
Этот слух достиг ушей царя Чжао. Он отстранил Лянь По и его преемником назначил Чжао Ко. Тот воспользовался первой возможностью для прямого выступления против превосходящих сил циньской армии, которая взяла армию Чжао в котел и полностью уничтожила. Среди убитых оказался также новый военачальник Чжао Ко. Это было началом конца государства Чжао. В 228 г. до н.э. оно было присоединено к государству Цинь.

 

6. В эпоху раздробленности Китая (III — VI вв.) династия Восточная Вэй располагала блестящим стратегом в лице Ху Люйгуана (взрослое имя Мин Юэ, «Светлая луна»).
Вэй Сяокуань, высокопоставленный чиновник и военный деятель враждебной Вэй династии Северная Чжоу, боялся растущей мощи этого противника. Властитель династии Восточная Вэй был еще молод и легковерен. К тому же министры при дворе династии Восточная Вэй заботились только о своей личной выгоде и потеряли всякое чувство ответственности за судьбу государства. Этим положением и воспользовался Вэй Сяокуань. Он сочинил песню и разослал агентов в область династии Восточная Вэй. В этой песне имелись стихи вроде: «Светлая луна светит над Шаньанем» (Шаньань был главным городом династии Восточная Вэй) — и подобные, все намекающие на то, что Ху Люйгуан собирается совершить государственный переворот. В результате царь династии Восточная Вэй приказал казнить Ху Люйгуана.

7. Цзя Ляню, женатому на Ван Сифэн, уже давно наскучила его жена, не только потому, что она так и не подарила ему наследника, но и оттого, что последнее время она часто болела. Он влюбился в прекрасную госпожу Ю, взял ее тайно второй женой и поселил в домике поблизости от родового дворца.
Ван Сифэн от одного из слуг узнала о том, что ее супруг завел себе наложницу. Когда муж ее уехал по делам, она, изображая добрые чувства, отыскала госпожу Ю и пригласила ее переехать во дворец. При переезде Ван Сифэн лишила ее прежней прислуги и приставила новых служанок, особым образом проинструктированных. С этих пор она неустанно интриговала против госпожи Ю. Однако внешне Ван Сифэн, заходя раз в неделю к госпоже Ю, была само дружелюбие и любезность. Госпожа Ю и не подозревала, что Ван Сифэн за ее спиной предпринимает все, чтобы испортить ей жизнь. Наконец Цзя Лянь вернулся из путешествия. Его отец дал ему в подарок 17-летнюю Цю Тун. Цзя Лянь ни днем ни ночью не отходил от юной наложницы.
Ван Сифэн возненавидела ее, конечно, не меньше, чем госпожу Ю, но при этом она рассчитывала найти в ней средство устранения госпожи Ю. Она могла теперь воспользоваться стратагемой «Убить чужим ножом», а сама сидеть высоко на горе и оттуда наблюдать, как соперницы уничтожают друг друга.Если бы удалось с помощью семнадцатилетней погубить госпожу Ю, избавиться потом от семнадцатилетней для нее не представило бы труда. Вот какую роль выбрала она для себя.
Итак, Ван Сифэн начала неустанно настраивать Цю Тун против госпожи Ю. «Ты молода и неопытна и не видишь опасности, которая тебя подстерегает, — нашептывала она Цю Тун. — Его сердце целиком принадлежит ей. Даже я вынуждена уступать ей и покоряться. Ты погибнешь, если будешь с ней соперничать». «Ну нет, я уж не покорюсь ей! — возмутилась Цю Тун. — Глядя, как пропадает ваш авторитет, видно, к чему ведет ваша уступчивость и осмотрительность. Уж я-то быстро управлюсь с этой девкой! Узнает она у меня!» Эти слова она намеренно произнесла так громко, что госпожа Ю должна была их услышать.
Госпожа Ю была просто потрясена такой ненавистью, целый день плакала, и кусок не лез ей в горло. Затем Ван Сифэн еще более разожгла злобу семнадцатилетней против госпожи Ю с помощью подкупленного предсказателя, так что юная наложница посмела, проходя под окнами павильона, в котором находилась госпожа Ю, разразиться громкими ругательствами и проклятиями. Несчастная окончательно пала духом и в ту же ночь покончила с собой, вдохнув золотые чешуйки.

 

8. В конце эпохи Хань (206 до н.э.—— 220 н.э.) жил некий Ми Хэн (173 — 198). Красноречивый, хороший каллиграф, он разбирался не только в стихосложении, но также и в музыке, в частности в игре на барабане. Характер у него был твердый и горделивый.
Политик, военачальник, ученый, военный теоретик и основатель династии Вэй (220 — 255, одного из трех царств, о котором идет речь в романе «Саньго», («Троецарствие»)) Цао Цао однажды захотел с ним познакомиться. Ми Хэн уклонился от знакомства. Тогда Цао Цао назначил его барабанщиком в свое войско.
Через некоторое время Цао Цао устроил празднество на острове, находившемся поблизости от нынешнего острова Ухань на реке Янцзы, Там он собирался выставить Ми Хэна на посмешище перед всеми гостями. Но Ми Хэну удалось, наоборот, выставить на посмешище Цао Цао в стихотворении о попугаях, которых гости подарили Цао Цао. С тех пор этот остров назывался Попугаевым. 
После этого Цао Цао сказал Кун Жуну: «Ми Хэну удалось меня опозорить. Однако это очень искусный и широко известный человек. Если я его убью, то меня обвинят в отсутствии великодушия. Но вот военачальник Лю Бяо злобен и вспыльчив по натуре. Я прикомандирую Ми Хэна к нему. Лю Бяо определенно не сможет его вынести и вскоре уничтожит». И Цао Цао позаботился о том, чтобы Ми Хэн был переведен на службу к Лю Бяо. И действительно, вскоре один из офицеров Лю Бяо, Хуан Цзу, убил Ми Хэна.


mail: admin@touching.ru © 2007 Новезенцева С.В.