touching.ru
Рассылка новостей

Спонсор проекта - домашний текстиль Wellness.

Дитя проекта - агенство недвижимости на Самуи Baan Tropic.

Ценноcть передачи

Автор: Норбу Намкай Ринпоче

То, что я пытался объяснить, - это первоисточник-терма, поэтому важно получить на него передачу, но затем нужно выполнять практику, следуя наставлениям, которые дает учитель. Так можно продвигаться в практике и получить пользу от знания учения, то есть обрести реализацию. Тот, кто считает учение важным, поступает именно так. В этом тексте неоднократно повторяется САМАЙЯ ГЬЯ ГЬЯ ГЬЯ – это значит, что необходимо хранить самайю. В противном случае учение будет бесполезным. Если вы не собираетесь хранить самайю, вам не нужно идти к учителю, чтобы выслушать учение, - его всегда можно найти в какой-нибудь книге. Даже если вам доступны книги только на западных языках, можно найти перевод тибетского текста, выполненный каким-то знатоком тибетского языка, так что вы можете почитать его на сон грядущий. А потом можно немного дать волю своему воображению Так вы избежите необходимости идти к учителю, который станет говорить, что учение нужно хранить в тайне, что нужно соблюдать самайю, и прочее. Кроме того, он не будет постоянно вам докучать: «Делай то, не делай этого!» Вы будете чувствовать себя более свободными.


После одной нашей поездки на Кайлаш я написал книжку под название «Голос пчелы». Читая ее, многие думают: «Что за ужасные люди входили в группу, отправившуюся на Кайлаш!». Они считают, что сами совсем не такие, а идеальные, что только другие люди плохи. Но если вы внимательно прочитаете «Голос пчелы», если вы почувствуете ее вкус, то обнаружите нектар, потому что пчела не будет жужжать там, где нет нектара. А нектар полезен каждому, поскольку у всех есть те же самые недостатки. Такой прием обычно называют дамнаг, объяснение тех проблем, которые есть у каждого человека. Это вовсе не критика. Возможно, некоторые думают, что в этой песне я критикую тех, кто отправился на Кайлаш. Но в данном случае сама поездка – это вторичная причина; ведь вторичная причина всегда нужна, если нужно что-то высказать или сделать. В учении Будды есть раздел Винаи, содержащий правила для монахов, в которых говорится, как они должны себя вести, что могут делать и чего не могут. Будда не писал правила Винаи, уйдя в затвор, чтобы обдумать, что могут и что не могут делать монахи. Он учил их в зависимости от возникавших обстоятельств. Если, например, однажды один монах поссорился с другим, то Будда говорил монахам: «Мои монахи не должны ссориться на виду людей, потому что те о них плохо подумают». Или же, например, если какой-то монах излишне увлекался своей внешностью – укладывал волосы, смотрелся в зеркало, - Будда говорил: «Монахи Будды не должны себя так вести, потому что люди не будут считать их настоящими подвижниками». Так постепенно днем за днем создавалась Винная. Как видите, все это вторичные причины. И то путешествие тоже было вторичной причиной, которая помогла понять, чего не нужно делать в будущем. Как видите, «Голос пчелы» был написан не с целью обсудить группу людей. Причины часто проявляются необычным образом, но иногда это полезно, потому что в итоге мы приобретаем понимание.

Например, в пути мы доехали до реки Брахмапутры, но могли продолжить путешествие, потому что мост был ломан, а китайцы не хотели сдать внаем лодку, чтобы переправиться. Так что мы там задержались, и я иногда использовал это время, чтобы что-то объяснить, а иногда мы совершали прогулки. Как-то раз один из наших практиков стал настаивать:
- Вы должны учить практике тогал!
Я ответил:
- Дают учение и слушают его не таким образом. Если мне нужно чему-то учить, я прекрасно знаю, когда это делать и кому давать учение.
Тогда кто-то продолжал настаивать на своем:
- У вас нет сострадания!
- Не беспокойтесь о моем сострадании, я сам о нем позабочусь!
Так мы некоторые время пререкались, но они, разумеется, не были удовлетворены.

А потом, во время долгого переезда из провинции Цинхай в Синьцзян и далее в Западный Тибет, у кого-то оказался текст по тогал. Я знаю, откуда он взялся: его поместили в одну из двух книг некоего калифорнийского китайца, который пишет кое-что по Тантре, кое-что об учении, смешивая все в одну кучу. У кого-то и оказалась эта книга, возможно у того, кто сильно настаивал, чтобы я учил практике тогал. А поскольку я учить не стал, они достали эту книгу и чувствовали себя героями. Во время путешествия в автобусе кто-нибудь громко читал о тогал в микрофон, а другие, подремывая, слушали. С ними был китайский переводчик и организатор, который прекрасно понимали по-английски. Возможно, им было не интересно, но они слушали. Просто удивительно! Они занимались таким чтением в автобусе, а потом, наверное, через день, все помешались на переписывании текста и тайно этим занимались.

Все это я описал в песне, поскольку ясно, что такое поведение абсолютно неправильно с точки зрения учения. Оно свидетельствует об отсутствии малейшего понимания передачи и ее ценности и об отношении к ней как к инструкции по ремонту автомобиля. В таком случае учение становится механическим приспособлением, устройство которого нужно любым путем выведать. «Учитель жадный, он не хочет дать мне учение, но я все равно его нашел! Какой я молодец!». У всех них было примерно такое мнение. Поняв это, я подумал: «Насколько же они не понимают учения и передачи!». Это меня огорчило, но многие решили, что я просто раздражен. Это было совершенно неверно: я никогда не сержусь на людей. Зачем мне сердиться? Просто мне неприятно, и я это высказываю. Когда ребенок шалит, сначала ему говорят: «Не делай этого, пожалуйста!», а если он не слушается, нужно его поругать. Если же слова не действуют, вы просто молчите. Что еще вам остается делать? Вы можете только быть недовольными. То же самое и с этой песней: не думайте, что я написал ее, чтобы осудить группу плохих людей, которые вели себя недостойно. Если вы почитаете песни, в которых учителя выражали свои чувства по отношению к возникшим обстоятельствам, вы многое поймете. Мое сочинение «Голос пчелы» отчасти напоминает эти песни.

Людей, которые увлекаются учением, можно разделить на две категории. Одних интересует учение, как таковое, а других учение интересует как предмет исследования, анализа. Конечно, учение может отвечать запросам тех и других, но учитель, который передает знания, разумеется, имеет целью помочь людям понять смысл учения. Он вовсе не ставит себе задачу читать лекции или дать умственное понимание. Умственное понимание может быть второстепенным аспектом, поскольку существуют разные уровни, но намного лучше, если люди, интересующиеся учением, правильно ему следуют. Это делается вовсе не ради учителя. Помните, что учение связано с передачей, и тот, кто действует наперекор передаче, губит самого себя.

Например, я говорю, что такое учение, как Упадеша, должно быть закрытым. Его нужно передавать именно так в интересах тех, кто его получает, а не в моих интересах. На самом деле мне все равно, если даже вы захотите вещать его через уличные громкоговорители. Мне будет только очень горько, потому что те несчастные, кто будут так поступать, полностью себя погубят. Если у нас есть хоть искра осознания, что мы родились людьми, будет намного лучше, если мы будем понимать и это. Я не говорю обо всех; большинство людей понимают ценность передачи и уважают ее, но я знаю, что у некоторых есть странные идеи о мистицизме и они склонны поступать, как воры. Они хотят выведать учения, чтобы потом разгласить их, - такова их цель. Например, они заводят разговор об аудиозаписях и говорят, что хотят иметь все записи учения. А потом они намереваются ему учить. Зачем морочить людям голову? Зачем им все это рассказывать? Что под этим кроется? Задумайтесь немного: если вы так поступаете, хорошо это для вас или нет? Я считаю, что это на 100% плохо и вы себя губите. Лучше, чтобы вы так не делали, потому что ничего хорошего из этого не выйдет.

Я уже говорил, что учение обладает своей самайей. С самого начала учение запечатано учителями. «Запечатано» - значит его нельзя разглашать, болтать о нем с каким-нибудь неподходящим человеком. Я уже говорил, что учение обладает своей самайей. С самого начала учение запечатано учителями. «Запечатано» - значит его нельзя разглашать, болтать о нем с каким-нибудь неподходящим человеком. Например, я никого не уполномочивал учить такому учению, как янгти. Почему? Не потому, что я такой жадный, а потому, что, когда я сам учу, иногда сомневаюсь – правильно я поступаю или неправильно. Ведь я не хочу себя погубить. Иногда я вынужден учить, потому что есть люди, которые интересуются, но в этом случае я спрашиваю разрешения у охранителей и дакини, чтобы не навлечь никаких бед, и вкладываю в это все свои благие намерения, стараясь делать все как можно лучше. Так как же я могу доверить учить кому-то другому, если не всегда уверен, что сам могу это делать?

Если вы собираетесь украсть учение, и для этого вам нужно взять аудиокассеты или записи, чтобы состряпать из них собственное учение и самому передавать его другим, то вы дурачите людей. А главное, вы – и мне вас очень жаль – лишаете себя всякого шанса обрести реализацию при жизни. Это очень серьезно, это действительно очень плохо. Я говорю это не для того, чтобы защищать свои интересы: я прошу вас, ради вас самих, не губить себя.

 

«Учения шитро и янгти», глава «Ценность передачи»


mail: admin@touching.ru © 2007 Новезенцева С.В.