touching.ru
Рассылка новостей

Спонсор проекта - домашний текстиль Wellness.

Дитя проекта - агенство недвижимости на Самуи Baan Tropic.

Фрагменты сочинений

Автор: Ксенофан

Текст приводится по изданию: «Эллинские поэты VIII—III вв. до н.э.», М., Ладомир, 1999.

1 (1)
ПРИГОТОВЛЕНИЕ К ПИРУ

Вот уже пол подметен, руки вымыты, вымыты кубки…
Кто возлагает на нас дивно сплетенный венок;
Кто по порядку разносит душистое масло в сосудах;
Высится тут же кратер, полный утехой пиров;
Есть и другое в кувшинах вино, что сулит не иссякнуть, —
Сладкое: нежных цветов слышится в нем аромат;
Посередине хором льет ладан свой запах священный;
Чаши с холодной водой, сладкой и чистой, стоят;
Хлеб перед нами лежит золотистый, и гнется под грудой
10 Сыра и сотов густых пышно разубранный стол;
Густо украшен цветами алтарь, что стоит среди зала;
Песня, и пляска, и пир весь переполнили дом…
Прежде всего благочестных толпа священною песнью,
Речью чинной своей бога восславить должна.
Но, возлиянье свершив и о том помолясь, дабы силы
Были дарованы пир благопристойно провесть, —
Это ближайший наш долг! — не грех столько выпить, чтоб каждый,
Если не дряхл он, домой и без слуги мог дойти.
А из гостей тех почтим, кто, и выпив, нам с честью докажет,
20 Что добродетель живет в памяти, в слове его.
Но не пристало про битвы титанов нам петь, иль гигантов,
Или кентавров: они — вымыслы давних времен,
Или про ярость гражданской войны, — в этом пользы немного…
Зиждется благо в ином: в вечном почтенье к богам!

2 (2)

 

ГРАЖДАНСКАЯ ДОБЛЕСТЬ

Если кто резвостью ног надо всеми одержит победу
Иль пятиборствуя — там, где возле Писы меж рек
Зевса священный предел, в Олимпии, — если в кулачном
Кто одолеет бою, боль от ударов стерпев,
Или в борьбе, или в том, что «панкратий» зовут, состязанье,
И на него земляки с гордостью будут смотреть,
Если сидеть впереди он заслужит победами право,
Если получит прокорм он на общественный счет,
Если ему поднесет дары драгоценные город,
10 Или в ристаньях успех столько ж наград ему даст,
Все же достойным меня я его не признаю: ведь наша
Мудрость прекрасней любой силы людей и коней.
Глупо тут думать, как все, и с правдой ничуть не согласно
Силу мышц почитать мудрости выше благой.
Будет ли в нашем народе кулачный боец превосходный,
Будет ли мощный борец иль пятиборец средь нас,
Или бегун резвоногий (за что его все прославляют) ,
Словом, лучший из всех в подвигах силы людской, —
Благозаконнее город не станет от этого вовсе,
20 Городу, правду сказать, радости мало с того,
Что победил кто-нибудь, на Писейских брегах состязаясь:
Тем не умножит добра он в городских кладовых.

3 (19)

Если быки, или львы, или кони имели бы руки
Или руками могли рисовать и ваять, как и люди, 
Боги тогда б у коней с конями схожими были, 
А у быков непременно быков бы имели обличье;
Словом, тогда походили бы боги на тех, кто их создал.

4 (18)

Черными пишут богов и курносыми все эфиопы, 
Голубоокими их же и русыми пишут фракийцы.

5 (15)

Что среди смертных позорным слывет и клеймится хулою, — 
То на богов возвести ваш Гомер с Гесиодом дерзнули: 
Красть, и прелюбы творить, и друг друга обманывать хитро.

6 (16)

Сколько наслышаны мы о богов бесчестных деяньях: 
Ловко умеют украсть, обмануть и развратничать тоже.

7 (17)

Смертные верят, что боги рождаются, носят одежды, 
Голосом наделены и видом, во всем им подобным.

8 (20)

Не показали всё сразу боги смертному роду;
Нет, люди в поисках сами со временем всё разузнали.

9 (6)

 

О ПИФАГОРЕ

Как-то в пути увидав, что кто-то щенка обижает, 
Он, пожалевши щенка, молвил такие слова:
«Полно бить, перестань! Живет в нем душа дорогого 
Друга: по вою щенка я ее разом признал».

10 (14)

Все мы школу свою сначала прошли у Гомера.

11 (5)

Козий послав кострец, получил ты жирный огузок, 
Лучшую часть быка — знатный подарок тому, 
Слух о котором по всей Элладе промчится и будет 
Жить, покуда живет племя элладских певцов.

12 (13)

Речь за огнем мы такую послушаем в зимнюю пору,
Лежа на мягкой постели, насытившись всякого брашна,
Сладким вином запивая бобов угощенье каленых:
Кто ты? Откуда пришел ты, любезнейший? Много ли прожил?
Скольких был лет, когда мидяне к нам ворвалися? Ответствуй!

13 (4)

В кубок сперва наливай не вина, а воды должной мерой, 
После, добавив вина, первый отведай глоток.

14 (3)

 

О ЖИТЕЛЯХ КОЛОФОНА

К роскоши вкус переняв у изнеженных ею лидийцев, 
Не помышляли они, что тирания близка,
И на собрания шли, щеголяя одеждой пурпурной; 
Многие тысячи их, ежели всех посчитать.
Гордо они выступали, искусной прической красуясь,
Распространяя вокруг мазей и смол аромат.

15 (7)

 

О СЕБЕ САМОМ

Солнце уже шестьдесят и семь кругов совершило, 
Как я из края и в край мысль по Элладе ношу.
От роду было тогда мне двадцать пять и не боле, 
Ежели только могу верно об этом сказать.

 

Из поэмы «О ПРИРОДЕ»

16 (23)

Всё из земли возникает, и всё обращается в землю.

17 (24)

Море — источник воды, а также и ветра источник, 
Ибо возникнуть внутри облаков, [наполненных влагой], 
[Так же ветрам не дано] без участья бескрайнего моря, 
Как не бывать без него ни дождям из эфира, ни рекам — 
Только море творит облака, и потоки реки, и ветры.

18 (26)

Бог же, един, между смертных и между богов величайший, 
Смертному он не подобен ни видом своим, ни душою.

19 (27)

Всем своим естеством он и видит, и слышит, и мыслит.

20 (28)

Мощью рассудка он всё без труда повергает в смятенье.

21 (29)

Вечно на месте одном без движения он пребывает, 
Не подобает ему то сюда, то туда обращаться.

22 (30)

Верхний предел земли мы воочью у ног своих видим,
С воздухом он сопряжен, а нижний уходит в бездонность.

23 (31)

Почва и влага суть то, что родится и произрастает.

24 (32)

Солнце, что, над землей обращаясь, ее согревает.

25 (33)

То, что Иридой зовут, происходит из облака тоже, 
Нам она видится алой, пурпурной и светло-зеленой.

26 (34)

Ибо все как один из воды и земли мы родились.

27 (35)

Правды не знает никто, и никто никогда не узнает
Ни о богах, ни о том, что предметом бесед моих служит.
Если ж нам кто-то подчас безошибочно правду предскажет, 
Сам он не знает о ней, — всё будет простою догадкой.

28 (36)

Будем за правду считать мы то, что с правдою схоже.

29 (37)

Что бы ни появлялось перед глазами у смертных…

30 (38)

Также в пещерах иных сочится вода, словно слезы…

31 (39)

Если б янтарного меда не выдумал бог, то намного 
Слаще считались бы смоквы…

 

ПРИМЕЧАНИЯ

Ксенофан (ок. 570—480) из Колофона, странствующий рапсод и философ, которому приписывается основание элейской школы философии в Южной Италии. Был настроен критически по отношению к антропоморфным богам (фр. 3—7) и аристократической доблести (фр. 2), а в поэме «О природе» — одной из первых под таким названием в Древней Греции — изложил свое представление о единстве и неподвижности истинно сущего бытия, в том числе и некоего находящегося в вечном покое единого бога, управляющего миром с помощью одной своей мысли, все видящего и слышащего (фр. 18-21).

Фр. 1.

Ст. 21. Титаны. Гиганты… — См.: «Теогония», 629—725; 185—186. 

Ст. 22. Кентавры. — См.: «Щит Геракла», 178 сл. и примеч. 

Фр. 2.

Ст. 2. Писа — город, близ которого расположен священный участок для Олимпийских игр. 

Ст. 5. Панкратий — соединение борьбы и кулачного боя. 

Фр. 9. Ст. 1. Как-то в пути увидав… — Полемика с учением о переселении душ, которое проповедовал Пифагор. 

Фр. 11. Адресат этого послания достоверно неизвестен. 

Фр. 13. В кубок… наливай… — См.: «Труды и Дни», 596 и примеч. 

Фр. 14. Колофон был взят в 545 г. персами. Причиной поражения Ксенофан считал, как видно, беззаботность и изнеженность своих земляков.

Фр. 25. Ирида — в традиционном представлении, радуга. 

mail: admin@touching.ru © 2007 Новезенцева С.В.